13
Май
2024

Хроника работы Нижегородского губернского трибунала за октябрь-декабрь 1919 года

Хроника работы Нижегородского губернского трибунала за октябрь-декабрь 1919 года по материалам газеты «Нижегородская Коммуна».

Газета «Нижегородская коммуна» 2 октября 1919 №221(270)

30 сентября 1919 года Революционный трибунал заслушал дело по обвинению некоторых рабочих центральной телеграфной мастерской в контрреволюции и противодействии власти, выразившийся в сопротивлении и протестах против ареста рабочего Чиненкова.

В марте 1919 года в мастерскую явились сотрудники НижГубЧК, для производства ареста. Собравшаяся в мастерской толпа рабочих, устроила собрание. С речами выступили Клюшкин и Бронин – ярые меньшевики. Они призвал рабочих не допускать ареста Чиненкова, отзывались неодобрительно о деятельности Губчека, называя сотрудников жандармами и палачами.
Из свидетельских показаний выяснилось, что Бронин часто вёл кружковую агитацию против Советской власти во время работы, чем отвлекал рабочих, от дел и понижал производительность мастерской.
Революционный трибунал постановил подвергнуть Клюшкина и Бронина условному осуждению на 3
года.

Газета «Нижегородская коммуна» 23 октября 1919 №239(288)

Выездной сессией Революционного трибунала в Лыскове. под председательством товарища Доманьского разобраны дела:

1)По обвинению Михаила Ефимовича Решетникова в растрате вверенных ему денег.
Решетников был агентом мясных заготовок Губпродкома по Васильскому и Макарьевскому уездам, принял от своего предшественника Федякина около 35000 рублей денег. Вследствие того, что с марта текущего года Решетниковым задерживалась высылка авансов агентам по заготовкам, несмотря на его обещания, заготовка мяса почти прекратилась, или производилась в кредит. Подведомственные Решетникову агенты подолгу не получали жалования.
Государственный контроль произвёл внезапную ревизию, причём при проверке прихода и расхода кассы оказалась недостача 21751 рублей.

Решетников признал растрату и объяснил, что из казенных денег 18000 рублей отдал взаймы недавно умершему спекулянту Ф. Г. Анашкину, которого он снабжал деньгами.
Представленные, Решетниковым, две расписки Анашкина экспертизой признаны подложными.
Трибунал, приняв во внимание, что преступление Решетникова, как ответственного советского работника дискредитирует советскую власть, и то обстоятельство, Решетников своими действиями учитывая тяжелое положение Советской России и армии в продовольственном отношении – приговорил Михаила Ефимовича Решетникова к высшей мере наказания – расстрелу.

2) Следующее дело, заслушанное Трибуналом, было по обвинению гражданина села Лыскова, Андрея Николаевича Крупнова, комиссара продовольствия, в преступлении по должности.
С апреля месяца, макарьевским Упродкомом был прекращён отпуск соли по требованию частных лиц, и ввиду незначительности запаса. Между тем, частная торговля солью на Лысковском базаре увеличилась.

Это обстоятельство обратило на себя внимание местной ЧК, она произвела обыск у гражданки Наместниковой, у которой было обнаружено до 20 пудов соли в различных местах. Дальнейшим расследованием, а так же ревизией макарьевского Упродкома, комиссией Государственного контроля, было установлено, что комиссар продовольствия Крупнов, по ордерам, им подписанным, с мая по сентябрь, произвёл очень крупную выдачу соли своей жене и её сестры Е. А. Наместниковой – всего 268 пудов. Получая соль по 2 – 10 рублей, за пуд, Крупнова и Наместникова открыто ей спекулировали по 66 рублей.

Трибунал признал преступление доказанным и приговорил Крупнова к соединенному с принудительными работами лишению свободы, сроком на 3 года.

Газета «Нижегородская коммуна» 26 октября 1919 №242(291)

24 октября 1919 года, Революционный трибунал в Нижнем Новгороде заслушал дело бывшего агента по закупке кооператива служащего 4 Автопарка, Зеленова, обвиняющегося в растрате 1299 рублей 55 копеек, принадлежащих кооперативу и 373 рубля 61 копейку, полученных им из Горпродкома, как сделку за забранный товар. Кроме того Зеленов, получив из Гродпродкома ордер на 5 пудов муки, мыло и другие продукты, при переходе Автопарка в ведение Продфазтопа, сдал в Губпродком только предметы второй необходимости, муки же использовал для себя, отчитавшись будто найденными им карточками.

Трибунал признал преступление доказанным и приговорил Зеленова к соединенному с принудительными работами, лишением свободы сроком на 3 года.

Газета «Нижегородская коммуна» 30 октября 1919 №245(294)

25 октября 1919 года Революционный трибунал рассмотрел дело по обвинению красноармейцев С. М. Силантьев, К. Ф. Цветкова и К. П. Лещинского.

Преступление их заключалось в том, что Цветков, каптенармус одной из рот железнодорожного полка и его помощник Лещинский, образовывался при выдачи ротного довольствия, красноармейцам, экономию сахара в количестве 17 фунтов, продал Силантьеву по 80 рублей за фунт.

Трибунал приговорил Силантьева к соединенному с принудительными работами, лишено свободы сроком на 5 лет;

Цветкова и Лещинского на 3 года каждого, причём им предоставлена возможность взамен отбытия наказания, немедленно отправиться на фронт, если они того пожелают.

Революционный трибунал рассмотрел дело председателя Доскинского волостного исполкома О. И. Еркулова о растрате. Еркулов, получив по ордеру Транспортного отдела Губсовнархоза за вывозку древесины для Ляховской колонии 188523 рублей 50 копеек, не представил деньги по назначению, и начал кутить в Нижнем Новгороде с знакомым, гражданином деревни Комарово, В. И. Мухиным, которому он передал за время кутежей 20000 рублей.

По задержанию Еркулова, выяснилось, что им не дали ещё отчёт в полученных 2030 рублей за доставку пряжи с Молитовской фабрики, и 1807 рублей 50 копеек от отдела Собеза для раздачи солдаткам старой армии.

Еркулов и Мухин приговорены к 15 летнему лишению свободы с принудительными работами.

Газета «Нижегородская коммуна» 18 ноября 1919 года №260(309)

Выездная сессия Революционного трибунала в Починках, Лукояновского уезда, рассмотрев дела о дезертирах, вынесли следующие приговоры:

1) Гражданин Фёдор Григорьевич Васин, за неявку после комиссии, с 29 февраля по 5 сентября, приговорён к отдаче в штрафную часть на 3 месяца.

2) Михаил Яковлевич Федякин и Андрей Васильевич Пронин, за уклонение от призыва в ряды Красной армии на 21/2 месяца каждый.

3) Василий Иванович Жуков и Михаил Павлович Андрюшин, за укрывательство, с 17 марта по 9 сентября, на 3 месяца каждого.

4) Григорий Константинович Петрушин и Прокопий Григорьевич Борисов – первый за уклонение от призыва, второй за неявку после отпуска на 3 месяца каждый.

5) Алексей Григорьевич Стукалин, Яков Алексеевич Попиков, Семён Алексеевич Плетнёв, Ефим Васильевич Анкропов и Василий Иванович Новиков, за уклонение от призыва в течение 5 ½ месяцев, на 3 месяца каждый.

6) Григорий Петрович Чесноков, обвиняемый в выдаче своему брату, подлежащему призыву в ряды Красной Армии, подложного удостоверения об освобождении и за бегство из под ареста, приговорён к лишению свободы сроком на 3 года.

7) Андрей Михайлович Егоров и Василий Михайлович Кузьмин, за укрывательство в течении 11 месяцев, приговорены к условному расстрелу с тем, что приговор не будет приведён в исполнении, если они в течении 6 месяцев пребывания в рядах Красной Армии на фронте не совершат никакого преступления.


Газета «Нижегородская коммуна» 19 ноября 1919 года №261(310)

18 ноября в заседании Революционного трибунала разобрано дело по обвинению бывшего секретаря Отдела Народного Здравия, Николая Александровича Яворского.

По вступлении в исполнении обязанностей заведующего Отделом, товарищ Шмелёв обратил внимание на крайне халатное отношение к делу секретаря Отдела Яворского. Выражалось это, как в несвоевременном приходе Яворскоо на службу с опозданием на 2 – 3 часа, так и в ведении самой работы.

Срочные бумаги им исполнялись всегда с опозданием и лишь только после настойчивых требований председателя Отдела. Одна из таких срочных бумаг, имеющих весьма серьёзное значение, ходатайства об отсрочке призыва в ряды армии медицинского персонала, находящегося в распоряжении Отдела, совсем им не была исполнена, что крайне вредно отразилось на работе Отдела.

В июле текущего года Яворский, подлежащий призыву в ряды армии и подлежащий по болезни отсрочку, заявил товарищу Шмелёву о желании оставить здесь службу в виду предложения ему места на складе вещевой базы Восточного фронта. На замечания Шмелёва, что переход этот может рассматриваться лишь, как желание избежать службы в рядах армии.
После этого Яворский, не получив согласия Отдела, самовольно оставил службу, не сдав никому находившихся у него дел.

Неоднократный вызов заведующим. Яворского для сдачи дел не привёл к чему и они, в крайне запущенном виде были приняты по поручению Отдела, делопроизводителем Стропининой.
Трибунал постановил подвергнуть Яворского лишения свободы, сроком на 3 года, но принимая во внимание отсутствия корыстных целей, определил применить к нему амнистию по случаю празднования 2 годовщины Октябрьской Революции от наказания освободить.

Революционный трибунал рассмотрел в распорядительном заседании 13 и 14 ноября вопрос о применении амнистии по случаю второй годовщины Октябрьской революции к осуждённым приговорами Нижегородского трибунала к разным наказаниям, постановил: применить амнистию и досрочно освободить следующих осужденных:

Капралов Григорий Михайлович, Сурков Афанасий Иванович, Ермаков Николай Никандрович, Царёв – Терёшин Сергей Петрович, Судариков Пётр Петрович, Закандырин Фёдор Фёдорович, Князев Николай Ефимович, Густав Василий Александрович, Вагин Иван Андреевич, Батвянов Андрей Михайлович, Вилков Фёдор Иванович, Варечкин Александр Фёдорович, Клоков Макар Иванович, Солнышков Пётр Иванович, Ильичёв Иван Михайлович, Усков Иван Максимович, Солнышков Александр Данилович, Лещинский Константин Павлович, Силантьев Степан Матвеевич, Цветков Константин Фёдорович, Никитин Степан Максимович, Пахомов Павел Степанович, Ивлев – Николаев Яков Григорьевич, Ануфриев Никанор Григорьевич, Юров Василий Михайлович, Фонарёв Василий Фёдорович, Ивлев Василий Ануфриевич, Светанков Иван Мартынович, Мирясов Василий Александрович, Акулин Роман Иванович, Гуляев Павел Иванович, Гагарин Павел Матвеевич, Смирнов Матвей Григорьевич, Грачёв Яков Васильевич, Трофимов Владимир Алексеевич, Комрадов Григорий Фёдорович, Михайлов Георгий Васильевич, Вдовин Виктор Семёнович, Мкравьёв Алексей Иванович, Лбов Константин Васильевич.

Газета «Нижегородская коммуна» 20 ноября 1919 года №262(311)

18 ноября Революционным трибуналом разобрано дело по обвинению гражданина Салдаева в контрреволюционном выступлении.

17 февраля 1919 года, гражданин деревни Лоси, Арманихинской волости, Нижегородского уезда, коммунист, Иван Никитич Козлов, явившись в помещении сельского Совета, обратил внимание находящегося здесь его председателя, Ивана Дмитриевича Кормушкина на выезжавшую со двора одного из близких к Совету домов, нагруженную подводу. Так как хозяин подводы довольно часто посещал здесь своего родственника и всегда отправлялся назад с грузом, то Кормушкин заподозрил в нём спекулянта.

Руководствуясь постановлением общего собрания Ломовского Совета, предписывающего бороться со спекуляцией, Кормушкин совместно с Козловым остановил подводу и предложил хозяину её показать, что он везёт. Ввиду того, что объяснения его явно противоречили факту, Кормушкин и Козлов приступили к осмотру воза.

Оказалось, что здесь кроме молока и картофеля положено было более двух пудов муки и крупы. Во время осмотра на помощь к задержанному явилось несколько граждан той же деревни, которые отогнав обыскивающих, велели ему скорее уезжать.

Козлов и Кормушкин воспротивились этому, тогда толпа стала наносить им побои. На шум собралась толпа, Кармушкин дал объяснения, и волнение было улеглось.

Но тут выступи гражданин этой деревни, Егор Данилович Солдаев, начавший читать одну из имеющихся при нём лево – эсеровских прокламаций контрреволюционного содержания.
Толпа, возбужденная воззванием снова пыталась начать избиение.

Трибунал приговорил Солдаева к соединенному с принудительными работами, лишению свободы сроком на 5 лет, но принимая во внимание, что нахождение Солдаева на свободе не представляет опасности для Республики, постановил применить к нему амнистию и из под стражи досрочно освободить.

Газета «Нижегородская коммуна» 22 ноября 1919 года №264(313)

С 15 февраля 1919 года, на должности заведующего механическим и чугунно – литейный заводом ( бывший Марачева), состоящим в распоряжении Рупвода, был назначен инженер Николай Степанович Ананьев.

Рьяно принявшись за работу по восстановлению завода в самом начале своей деятельности, Ананьев скоро охладел к порученному ему делу и стал относиться формально с чисто бумажной точки зрения.

Кроме того он установил такие отношения к рабочим, которые даже, по выражению бывшего владельца, а ныне заводского мастера, Александра Степановича Марачева, не годился бы и для мирного времени, то есть времени тяжёлой эксплуатации труда рабочих.

Относясь к рабочим чисто по начальнически, он принял по отношению к ним, систему запугиваний расчётами, вычетами и отправлениями в ЧК, не останавливаясь даже перед беспричинной бранью по отношению к тем, кто обращался к нему по делу и был значительно старше его возрастом.

Первое, более значительное столкновение Ананьева с рабочими произошло из – за того, что рабочие, получив повестку затоновского Комитета о явке на митинг, что бы поспеть дойти до затона к началу, решили окончить работу на полчаса раньше, что встретило принципиальный и энергичный отпор со стороны Ананьева и только настойчивость отдельных более развитых рабочих, дала возможность всем не испугаться угроз Ананьева и составляемых им протоколов.
Не ограничиваясь противодействием культурно – просветительской стороне жизни рабочих, Ананьев не оказывал никакого содействия и чисто экономической её стороне, а лишь тем или иным способом, затрудняя правильный работ в огородной коммуне, организованной при заводе.
По словам рабочих, завода, они эксплуатировались Ананьевым не только на заводском сенокосе, но даже и в таком, мало имеющем отношения к заводскому делу занятий, как рыбная ловля, а заводские сторожа без достаточного вознаграждения играли у него роль домашней прислуги.

Кроме того, после ареста Ананьева, оказалось, что завод накануне остановки из – за недостатка материалов и топлива в чём Ананьев не проявил достаточной заботливости, указывая напоминавшим ему об этом мастерам, что это не их дело, и пропустил полную воду, не вывезя своевременно заготовленный торф.

Трибунал, рассмотрев 20 ноября, означенное дело, нашёл обвинение в саботаже недоказанным, в грубом же обращении с рабочими признал Ананьева виновным и постановил подвергнуть его лишению свободы с принудительными общественными работами на 3 месяца, но принимая во внимание, что преступление Ананьева, совершено не с корыстной целью, нашёл возможным применить к нему амнистию от наказания освободить.

Газета «Нижегородская коммуна» 28 ноября 1919 года №269(318)

Революционный трибунал в заседании 27 ноября, рассмотрел дела:

1) Василия Ивановича Люлига, гражданина деревни Андреевки Нижегородской губернии и уезда, обвиняемого в дезертирстве и подделке документов. Дезертирство Люлина признано доказанным, Люлин, как артиллерист, отпущенный до особого распоряжения, вовсе не явился в ряды Красной Армии. Люлин приговорён к расстрелу условно, с тем, что приговор этот не будет приведён в исполнение, если он, находясь на фронте, в течение 8 месяцев, не совершит никакого преступления.

2) Курочкин Иван Николаевич, из граждан Нижнего Новгорода признан виновным в том, что уклонялся в течение 7 месяцев. Будучи дезертиром, похитил 21/2 пуда ржи, при высадке пассажиров с парохода. Приговорён к отправке в рабочий батальон, сроком на 3 года, каковое наказание, за применением амнистии, сокращено ему до 1 года.

3) Иван Иванович Щёкин, Фёдор Григорьевич Кузытиков, Николай Федотович Алфёров и Николай Михайлович Демидов, обвиняются в бегстве из тылового батальона, где они содержались, как служившие ранее в армии Колчака и бежавшие отсюда. Приговорены: к отправке в концентрационный лагерь на 6 месяцев.

По постановлению комиссии по амнистии при Революционном трибунале, освобождены следующие лица:

Сорокин Михаил Фёдорович, Гостев Григорий Иванович, Жиков Иван Дмитриевич, Архипов Фёдор Дмитриевич, Ходырев Михаил Степанович, Умяхин Иван Васильевич, Садкин Фёдор Семёович, Ис[…..]ия Василий Иванович, Маресов н – к 1 дивизиона, Чуватин, ком. 7 роты 1 Запасного стрелкового полка. Самойлов Александр Ильич, Гро[…..]в Александр Павлович, Архипов Владимир Валерьевич, Шинков и Морунов Иван Яковлевич, Вербтин Василий Михайлович, Мо[…..] Яков Исаевич, Рябов Иван Андреевич, З[….] Василий, Казарин Аким Иванович, Калинин Александр Иванович, Вилков Александр Петрович, Фролов агент Гучрезкома (ГубЧК), Сорокин Иван Петрович, Жиляев Пётр Филиппович, Каширин Василий Яковлевич, Пакратов сергачский Упрод комиссар, Заубер З. Б., Шминин народный судья 5 участка Сергачского уезда, Муранов Иван Нестерович, Чечешкин Иван Петрович, Краснов Пётр Лаврентьевич, Белов Василий Родионович, Гартман Фаруль Филиппович, Рамен Эдуард Карлович, Таурин Жан Янович, Зорин Мартын Адамович, Фрейберг н – к 3 дивизиона, Стасов – комиссар 3 дивизиона, Второв Николай Иванович, Фёдоров помощник н – к Павловской милиции, Горохов Василий Сергеевич, Калинин Фёдор Иванович, Кобяков Василий Васильевич, Зорин Яков Фёдорович, Фофанов начальник отряда по борьбе с дезертирством, Серяев Василий Глебович, Мыник Василий Иванович, Антипов Степан Матвеевич, Никитин Николай Данилович – военный моряк, Рябов Павел Иванович, Иванов Василий Петрович, Малявин Алексей Николаевич, Шахов – заведующий Трудовой школы при ст. Доскино, Курицын – агент Упродкома, Евдокимычев Фёдор, Евдокимычев Василий, Курочкин – народный судья 7 участка Сергачского уезда, Аболтин Рудольф Васильевич, Лаймин Мартын Юрьевич, Коротков Василий, Косерин Михаил Николаевич, Пашерский Моисей, Беляев Егор Степанович, Тельнов Николай Матвеевич, Еленин Матвей Михайлович, Мяликов Абдул Азиз, Костылев Пётр, Лунёв Константин Васильевич, Локтев Иван Тимофеевич, Сарминский Николай Фёдорович, Кочетов Пётр Трофимович, Борисов Василий, Мигунов Фёдор Андреевич, Спирков Михаил Сидорович, Елескин Андрей Егорович, Милкин – председатель Семьянского сельского Совета, Тогузов – секретарь Семьянского Совета, Фролов Иван Александрович, Межевой Иван Васильевич, Пилинкевич Пётр Юрьевич, Бесков Виктор Дмитриевич, Котов Иван Алексеевич, Лебедев Михаил Дорофеевич, Поздняков Андрей Сергеевич, Фуранов Николай Васильевич, Штромберг – член Воскресенского Учрезкома (уездное ЧК), Неробов – начальник тряда по борьбе с дезертирством, Шашнин – председательПолянского сельского Совета, Мураханов Пётр, Таурен Георгий Иванович, Рябинкин Егор Павлович, Панин Степан Семёнович, Петров Иван Васильевич, Хахалин Иван Александрович.


Газета «Нижегородская коммуна» 12 декабря 1919 года №281(330)

На скамью подсудимых, под охраной рослого милиционера, сидит присуждённая, лет семнадцати, растерявшееся от непривычной обстановки, торжественности, девица.
Был у неё знакомый красноармеец – лётчик, которого отправили на фронт в Минск.
Тяжела показалась разлука Малышевой. Достала она где – то старый увольнительный билет, кто - то ей исправил дату, так как она неграмотна и документ был отправлен в Минск, с предложением лётчику, скорее дезертировать в Нижний Новгород.
Трибунал, приняв во внимание 17 летний возраст преступницы, приговорил её к году лишения свободы, поставил по амнистии досрочно освободить.

Анализ:

При рассмотрении работы Нижегородского Революционного трибунала за последний квартал 1919 года, можно выявить следующие тенденции: рост преступлений по должности, а именно растраты казённых денег, спекуляция подведомственным имуществом и подделка документов. Приговор в виде расстрела или 15 лет лишения свободы применяется к руководителям и советским работникам учреждений при занятии ими высоких должностей, если они пытались на суде предъявить подложные документы, и если сумма расхищенного или украденного имущества была крупной. Поскольку советские управленцы высокого ранга, такими поступками дискредитировали Советскую власть на местах, то к ним она была максимально беспощадна. Для сотрудников советских учреждений рангом пониже и правильным пролетарским происхождением, при чистосердечном признании и раскаяния, и малом нанесенном экономическом ущербе, сроки лишения свободы колебались от 3 до 5 лет.

Что касается агитации против Советской власти и непосредственно Нижгубчека, то Нижегородский Революционный трибунал кровожадностью не отличался, можно даже сказать наоборот, был весьма мягок и либерален. Всего три года получили агитаторы, очевидно принимая во внимание их пролетарское происхождение.

Так же советского руководителя предприятия могли наказать за грубое отношение к рабочему сроку на 3 месяца, но учитывая амнистию и это наказание его не постигло.

Что касается мелких хищений продовольствия в частях Красной армии, то Революционный трибунал зачинщикам хищений давал срок в 5 лет, а соучастникам 3 года, или замена на добровольную, по желанию отправку на фронт.

Уклонения от призыва в Красную армию, укрывательство призывника, невозвращение красноармейца из отпуска, каралось обычно тремя месяцами заключения, кроме случаев подделки документов и побега из-под стражи, срок доходил от 1 года до 3 лет лишения свободы.

Дезертирство и совершённое при этом мелкое уголовное преступление каралось обычно отправлением в рабочий батальон сроком до 3 – 5 лет.
Дезертирство из тылового батальона бывшему белогвардейцу могло обойтись всего в 6 месяцев контрактационного лагеря.

Могли применить и более суровое наказание за более тяжкие преступления, например - условный расстрел с заменой его на пребывании на фронте. Вообще для страны, где идёт война, наказания нужно признать весьма мягкие.

Теперь посмотрим, как боролись трибуналы с контрреволюционной пропагандой, например: лево – эсеровского толка. Так, чтение листовки среди населения, да ещё с призывами к оному, обошлись подсудимому в 5 лет лишения свободы, но ввиду случившийся амнистии был освобождён.

Ну и около сотни отпущенных на свободу по амнистии в честь социалистической революции Нижгубревтрибуналом, разнообразные нарушители закона и преступники, уже не удивляют совсем.

Как видим, даже не смотря на тяжелейшее положение, сложившееся в Советской Республике в 1919 году и самом Нижнем Новгороде, Нижегородский Губернский Революционный Трибунал назвать жестоким и кровожадным нельзя ни как.

Подготовил Радьков Андрей Георгиевич. Зам. директора Нижегородского музея холодной войны и истории города Горького 1946 – 1991 г. г. по научной работе.


Просмотров: 738

statehistory.ru в ЖЖ:

Read Full Article